Аналітика

«Газпром» и «Нафтогаз» готовятся к «газовой войне»

gazprom-vor

После аннексии Крыма отношения между Украиной и Россией накалились до предела, в том числе и в газовой сфере. Идет борьба нервов. О том, чем может обернуться эта ситуация для участников противостояния, о перспективах и шансах сторон в этом газовом споре в интервью Укринформу рассказал российский эксперт по вопросам нефтегазовой отрасли, партнер и аналитик консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин.

— Михаил Иванович, действительно ли Киев и Москва переступили ту черту, за которой начинается «газовая война»?

— На данный момент от обеих сторон поступают противоречивые заявления. В России, например, объявляют, что все, больше ни кубометра не поставим в Украину, если они вперед не заплатят, и тут же из политических кругов идет примирительная тональность, в которой говорят: хотя бы немножко заплатите старого долга, и тогда все будет в порядке. И с украинской стороны, то идут заявления, что мы вообще платить не намерены, то идут заверения, что мы заплатим, но по сокращенной цене 286 долларов за тысячу кубометров. То есть, это не решения и не действия. Пока это такая пропагандистская артиллерийская подготовка.

У меня складывается впечатление, что подготовка идет не к «газовой войне», а к некому компромиссу. Вот, есть у меня такое ожидание, что все-таки из Москвы согласятся на серьезные уступки в отношении цены и в отношении условий поставки газа и оплаты поставок газа.

— Какие инструменты должны быть задействованы, чтобы Москва пошла на такие уступки? Понятно, что и от Украины в таком случае ожидают уступок …

— Вероятно, Украина должна пойти на самую главную уступку — это начать что-то платить и договориться о выплате долга. Но здесь есть обстоятельства, которые нужно учитывать и которые немного проясняют мотивацию российских переговорщиков.

Дело в том, что «Газпром» оказался в очень уязвимом положении. Сразу несколько обстоятельств работают не в пользу российской компании.

Обстоятельство номер один — это необходимость выполнять контракты с европейскими потребителями. А без сотрудничества с «Нафтогазом Украины» это будет совершенно невозможно.

Второе обстоятельство — это позиция Европейской комиссии, которая имеет серьезные рычаги воздействия на «Газпром». И не нужно думать, что этот рычаг — это позиция по «Южному потоку». Самое главное — это то расследование, которое проводила Еврокомиссия в прошлом году по монопольным практикам «Газпрома». Вердикт обещали опубликовать еще в конце прошлого года, затем в марте этого года, и сейчас опять…, в общем-то, идет затягивание этой публикации.

Если Еврокомиссия опубликует эти результаты, то это будет означать, что «Газпром» оштрафуют на серьезную сумму. По разным оценкам, от 12 до 16 миллиардов долларов «Газпром» может заплатить штраф за то, что он вытворял сразу в нескольких странах: в Литве, Болгарии и в других государствах, используя свои дочерние компании, чтобы поставлять газ по одной цене, а затем накручивать искусственно цену и препятствовать конкуренции на рынке.

И обстоятельство номер три — это возможность того, что «Нафтогаз Украины» пойдет в Стокгольмский арбитраж. И это серьезно, поскольку мы видим, что Стокгольмский арбитраж на протяжении последних где-то 3-4 лет выносил свои решения в пользу потребителей, а не в пользу поставщиков газа. Это случилось с Норвежской компанией Statoil, которая должна теперь итальянцам (итальянской нефтяной и газовой компании Eni. — Ред.) заплатить 10 млрд долларов. Это случилось с «Газпромом» в Литве, это случилось с «Газпромом» в Чехии, где «Газпром» должен заплатить 1,3 млрд долларов, и в других странах, где «Газпром» пошел на уступки заранее, не дожидаясь решения Стокгольмского арбитража.

Причем в Украине разница в цене с рыночными ценами была особенно огромной и вопиющей. И если Стокгольмский арбитраж здесь посчитает, сколько Украина переплачивала за газ на протяжении нескольких последних лет, то я не исключаю, что в результате «Газпрому» придется заплатить по решению арбитров больше, чем Украина должна сейчас «Газпрому». То есть, тогда долги перевернутся в другую сторону. Вот эти три обстоятельства и заставляют российских переговорщиков готовиться к какому-то серьезному компромиссу.

— Вы действительно думаете, что Украина может выиграть в Стокгольмском суде у «Газпрома»? Раньше многие эксперты говорили, что Украина и Россия не подают в суд друг на друга потому, что могут этот суд проиграть.

— Раньше было очень серьезное обстоятельство, которое мешало им пойти в Стокгольм. Этим обстоятельством была скидка на газ, которая предоставлялась Украине за содержание российской военной базы в Севастополе. Вот поскольку контракт был отягощен, обременен политическими такими договоренностями, то арбитраж не мог состояться. Сейчас, когда Россия денонсировала этот договор и перестала учитывать эту скидку, Украина получила полное законное основание идти в арбитраж.

— И, как вы утверждаете, в нынешней ситуации, существует большая вероятность, что решение может быть принято в пользу Украины?

— Да, существует. Стопроцентной вероятности, разумеется, никто не даст, поскольку арбитр, в частности, может придраться еще к одному основанию. Так как этот харьковский договор был денонсирован только российской стороной, а украинская сторона до сих пор считает его действительным, то здесь может быть какой-то юридический казус, который помешает арбитрам вынести решение. Но, тем не менее, есть шанс на то, что арбитр возьмется за это дело и вынесет решение в пользу Украины. И это добавляет аргументов в пользу украинской стороны, а не в пользу «Газпрома».

— В последнее время много дискуссий ведется вокруг наполнения украинских подземных хранилищ газа для осуществления бесперебойных поставок российского газа в Европу через территорию Украины. Кто должен закачивать этот газ в украинские ПХГ и кто несет ответственность за перебои в поставках?

— В принципе, да, украинская сторона закупает этот газ, закачивает его в свои хранилища, а затем, когда наступает сезон пикового спроса, то «Газпром» выкупает этот газ снова и поставляет европейским потребителям. То есть схема была довольно простая, хотя и немного не понятно, почему Украина должна платить за это. Почему «Газпром» просто не может арендовать место в украинских хранилищах?

Ситуация сейчас такая, что «Газпром» не выполнит своих обязательств перед европейцами, если он не закачает газ в украинские хранилища. Это тоже очень важная аргументация. Если «Газпром» будет арендовать отдельные хранилища в Европе, то там, во-первых, недостаточные емкости для этого, а во-вторых, нужно за хранение одной тысячи кубометров платить где-то около 50 долларов. (Тариф на хранение природного газа в украинских ПХГ с 1 мая 2014 года составляет 46,2 грн за 1 тыс. куб.м. (без НДС). — Ред.). Поэтому, это будет очень невыгодно для «Газпрома». А мощности в европейских хранилища, которые он за последнее время приобрел, явно недостаточны. Там где-то меньше 6 млрд. кубометров получается, и он не потянет выполнение своих обязательств.

— Из уст некоторых российских чиновников слышаться совсем другие заявления. Мол, «Газпром» может обойтись и без украинских ПХГ, большой проблемы в этом якобы нет. Что это? Попытка замылить кому-то глаза?

— Думаю заявления можно сделать любые. Но на самом деле, европейских мощностей (ПХГ) действительно недостаточно. Во-вторых, цена за хранение этих мощностей весьма высокая. И, в-третьих, давайте учитывать, что «Газпром» свои собственные российские мощности проворонил в свое время. У него была программа создания новых хранилищ на 2005-2011 года — эта программа была полностью сорвана и ни чего нового «Газпром» так и не создал на территории России. Так что здесь может возникнут серьезная напряженность в поставках газа.

— Каким, на Ваш взгляд, может быть выход из этой ситуации?

— Скорее всего, выходом из этого положения была бы договоренность («Газпрома». — Ред.) с «Нафтогазом Украины», с европейскими энергетическими компаниями. То есть, предложение им закачать газ в украинские хранилища на основе аренды. Может быть, предложить им более выгодную какую-то цену. И тогда, это будет серьезным шагом к интеграции украинской газотранспортной системы в европейскую энергетическую систему. Ну и скорее всего, это пошло бы очень серьезно на пользу украинской экономике и той самой украинской независимости в энергетическом плане от России.

— Но, как известно, европейская сторона пока отказалась от такого предложения.

— А здесь неизвестно, с кем договариваться. Дело все в том, что Еврокомиссия здесь ничего не может сделать. Она не может дать указание каким-то энергетическим компаниям что-то делать в этом ключе. Нужно разговаривать не с европейскими демократами, а с европейскими энергетическими компаниями, и думаю, что это вполне возможно.

— В «Газпроме» во время обострений отношений с «Нафтогазом» считается правилом хорошего тона обвинять Украину в несанкционированном отборе газа, то есть, в воровстве. Насколько правомерны подобного рода обвинения? Украинская сторона заявляет, что все измеряет и контролирует.

— Обвинения, разумеется, возможны и мы эти обвинения слышали не только со стороны «Газпрома», но и со стороны российского руководства, не говоря уже о СМИ в Москве. Но, насколько я помню, последний раз, когда такие обвинения звучали в адрес украинской стороны, речь шла об очень незначительных объемах, которые украинская сторона использовала для того, чтобы обеспечить топливом компрессорные станции на транзитных маршрутах. Без работы компрессора газ невозможно прокачивать, а для этого необходимо использовать газ. Поэтому это было не воровство газа из трубы, а фактически обеспечение транзита.

И до сих пор украинская сторона все свои обязательства исполняла неукоснительно. Кроме того, я могу напомнить, что Украина подписала и ратифицировала договор к Энергетической хартии. Там есть газовый протокол в этом договоре, который обязывает Украину, как и все остальные государства, подписавшие этот документ, обеспечивать транзит энергоносителей через свою территорию из других источников.

— «Газпром» недавно заявил, что уже размещены контракты на поставку труб для двух ниток «Южного потока», что работы по строительству этого газопровода активно ведутся в европейских странах. Насколько важен этот аргумент в газовых переговорах России с ЕС и Украиной?

— Думаю, это не самый сильный аргумент. Могу добавить, что «Газпром» уже начал в это вкладывать очень серьезные деньги. Не только контракты размещены, а идут и строительные работы на территории России. Так называемый «Южный газовый коридор» России уже сооружается, в основном компаниями Аркадия Ротенберга. Так что уже миллиарды долларов в это вложены.

Что касается заверений о том, что на территории Болгарии уже идут работы — это неправда. Потому что в Болгарии даже разобрали тот символический начальный пункт газопровода, который около Варны соорудили. Что касается Сербии, там тоже пока идут одни заявления, но настоящие работы еще не начались.

Проблема ведь не в том: построить или не построить. Иностранные компании, которые помогут «Газпрому» проложить трубу по дну Черного моря, они ничего от этого не потеряют и будут всегда в выигрыше. Дело в том, что в ноябре прошлого года они подписали с «Газпромом» так называемое финансовое соглашение. По этому соглашению «Газпром» обязался оплачивать тарифы на транзит своего газа через Черное море, независимо от физических объемов, а по емкости трубы. Вот если проложат они где-то на 30 с лишним миллиардов кубометров две нитки этого газопровода, пусть они будут даже пустыми, «Газпром» будет регулярно платить своим партнерам, естественно часть (51%) будет забирать себе, как участник этого совместного предприятия, но уже в Швейцарии, а не в России, и все окажутся в выигрыше. Они (иностранные партнеры. — Ред.) получат полную компенсацию своих инвестиций, своих затрат, и им все равно — будет там газ или не будет там газа.

Что касается отдельных участков на европейской территории, то вполне возможно, что «Газпром» профинансирует их строительство, построит. Но как только они будут соединяться в единую трансграничную сеть внутри Евросоюза, то вступят в силу правила Третьего энергетического пакета. То есть, «Газпром» не будет иметь права владеть этими трубами, полностью этой системой, оперировать ею, назначать тарифы, монопольно использовать для транспортировки газа и так далее. То есть, «Газпром» построит ее фактически для европейцев, а сам окажется одним из пользователей.

— То есть, здесь главную роль играет больше политика, чем бизнес?

— Нет, здесь играет роль очень своеобразный российский бизнес. Поскольку, во-первых, это огромный ущерб для российской экономики и разрушение стоимости для «Газпрома», который вкладывает миллиарды долларов, в общем-то, в ненужный маршрут. По некоторым оценкам, общая стоимость этого маршрута будет несколько миллиардов долларов, а может быть, и больше. И второе: выигрывают от этого большие друзья российского руководства — это подрядчики, которые занимаются строительством. Вот они окажутся в выигрыше. В проигрыше российская экономика, в проигрыше «Газпром». Может быть, выиграют какие-то европейские страны, которые смогут использовать эту транспортную инфраструктуру для своих собственных целей внутри Европы для транспортировки чужого газа или своего собственного. Разумеется, они смогут по этим трубам пускать газ, который в будущем поступит из Каспийского региона с Ближнего Востока и так далее.

— Недавно премьер-министр РФ Дмитрий Медведев и глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу заявили, что вопрос поставок энергоносителей нельзя смешивать с политикой. Насколько реалистичны такие заявления и говорят ли они о готовности к компромиссу в ситуации вокруг Украины?

— Возможно, они это сказали, чтобы уменьшить какой-то накал. Но дело все в том, что в России это все пустой призыв, поскольку «Газпром» у нас не коммерческая компания, а политическая организация. Ни одна коммерческая компания не будет вкладывать миллиарды долларов в политические проекты, которые заведомо коммерчески нерентабельны. «Газпром» как раз этим и занимается. Он строит ни кому не нужные газопроводы, по тройной иногда цене в среднем за километр и так далее, только потому, что каким-то политикам это представляется необходимым.

Тот же «Южный поток» и «Северный поток» — эти проекты ущербны для России и для «Газпрома». Это чисто политические проекты, у которых была одна цель — наказать за что-то Украину.

Виталий Сыч, Москва. 20 мая 2014 года.

Нажмите, чтобы комментировать

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Верх